К 105-летию РОСГОСЦИРКА: ''Позабыть нельзя! Люди, о которых в памяти только слова благодарности!''


Трудовая книжка Цукермана Михаила Семеновича, родившегося 25 декабря 1922 года. Всего семь записей. Всего семь – за многолетнюю творческую биографию. 44 года жизни он отдал цирковому искусству, став в этом мире не просто своим – став человеком-легендой. Не было в цирковом мире словосочетания «Поехать на гастроли в Омск». Всегда говорили: «Едем на гастроли к Цукерману». Первая запись в трудовой. 12 февраля 1941 года. Курсант Томского артиллерийского училища. В этом качестве он встретил войну, пройдя ее дорогами до самой Победы и демобилизовавшись из армии только в ноябре 1945-го. Ордена Боевого Красного Знамени, Красной Звезды и Отечественной войны первой степени, 14 медалей – так были отмечены боевые заслуги фронтового артиллериста 845 стрелкового полка 303 стрелковой дивизии гв. капитана Цукермана. Свое боевое крещение он принял в составе Юго-Западного фронта под городом Щигры Курской области в те горькие дни начала зимы 1941 года, когда отступление Красной армии позволило врагу встать у стен Москвы. 19-летний Михаил в то время командовал взводом 45-миллиметровых пушек. Первой боевой задачей было прикрытие отхода стрелкового полка – немцы продолжали рваться на восток, заставляя советские войска оставлять все новые и новые позиции. «Сорокопятчиков» артиллеристы уважительно называли своими меньшими братьями. Понимали, как трудно им приходится. Их огневые позиции находились непосредственно в боевых порядках пехоты, а часто и впереди. Пушки на поле боя они перекатывали на себе на виду у противника, впрягаясь в ременные лямки, под огнем из всех видов оружия. Горечь поражений, потеря боевых товарищей, тяжелая контузия – все это довелось испытать Михаилу Семеновичу в первые месяцы войны. После ликвидации окруженной группировки врага в районе Сталинграда развернулось наступление Воронежского и других фронтов. Противник яростно сопротивлялся. Утром 23 февраля 1943 года на подступах к городу Обоянь взвод Цукермана отбил первую в этот день контратаку танков противника. Догорая, чадили они перед огневыми позициями артиллеристов. Наступила короткая передышка. В небе шел воздушный бой. «Мессершмитты» поодиночке и парами выходили из пике над орудийными окопами, шли на бреющем полете и снова взмывали ввысь. Оттуда доносился треск скорострельных пушек и пулеметов. Один из наших истребителей, оставляя за собой шлейф черного дыма и теряя высоту, скрылся за кромкой дальнего леса... – Ребята, поможем! – крикнул расчетам Цукерман. В то время каждому орудию придавалось и противотанковое ружье. Минута – и длинный ствол ПТР установлен на козлы из жердей. Офицер тщательно прицелился. Когда один из самолетов снизился настолько, что через прозрачный фонарь кабины он увидел голову фашистского летчика в коричневом шлеме, нажал на спуск. «Мессер», резко накренившись на крыло, врезался в землю за рощей. 
 
 
На следующий день отличившимся воинам вручали награды. Прикрепили к гимнастерке Цукермана орден Красного Знамени. Наступление наших войск продолжалось. Осенью 1943 года Цукерман принял под командование батарею 76-миллиметровых пушек. В боях западнее Киева, вдоль дороги, ведущей в деревню Клиновцы, в кустарнике его батарея притаилась в засаде. Пропустив головные танки врага вперед, артиллеристы почти в упор открыли огонь по их бортам. Неожиданный удар ошеломил противника. Он поспешно отступил. На поле боя остались догорать пять подбитых танков. Комбат Цукерман за это был отмечен орденом Красной Звезды. 
 
 
На Правобережной Украине, в районе Шепетовки, наши части в стремительной атаке захватили большое количество 75-миллиметровых самоходных орудий. Здесь комбату еще раз довелось встретиться с Черняховским. – Как дела, артиллерист? – узнав Цукермана, спросил он. – Отлично, товарищ генерал! Драпают немцы. Жаль только, добро пропадает, – показал комбат на немецкие самоходки. – Как это пропадает? – не понял командующий. – Техника – исправна, боеприпасов – полный боекомплект. Вот бы двинуть это «добро» против немцев. – Дело говоришь, капитан. Генерал сел в машину и уехал. Неизвестно, какой разговор состоялся у него с генералом армии Н.Ф. Ватутиным, командующим 1-м Украинским фронтом, но через день Цукерман был назначен командиром батареи самоходных орудий, тех – трофейных. Из них был сформирован целый истребительный противотанковый полк. В личном архиве Михаила Семеновича сохранился любопытный документ, датированный 18 апрелем 1944 года. Это боевое донесение о действиях его батареи. Всего за период своего временного существования она уничтожила 23 танка, 18 бронемашин, 5 минометных батарей, подавила 11 огневых точек, рассеяла и уничтожила до трех батальонов пехоты противника. Сдав за ненадобностью самоходки трофейной команде, Михаил Цукерман вернулся в свою часть. К двум наградам прибавилась третья - орден Отечественной войны первой степени. Закончилась война. 
 
 
Уволившись в 1946 году из армии, Михаил Семенович навсегда связывает свою жизнь с цирковым искусством. Михаил Семенович говорил: «Столько довелось увидеть горя и страданий, разрушений - хотелось приносить людям радость, а преданность делу у цирковых артистов, нелегкий труд, часто связанный с риском, чем-то сродни фронтовому напряжению. Все это для зрителя остается за «кадром». И еще: дети - наши самые благодарные зрители. Помню их на дорогах войны обездоленных, голодных, оборванных... Это за их счастье пролита кровь».
 
 

 
В трудовой книжке Михаила Цукермана появляются новые записи. Десять месяцев он работает начальником третьей части Центрального райвоенкомата города Омска. В сентябре 1946-го его назначают заведующим оперчастью Омской филармонии, а меньше чем через год переводят в Управление исправительных трудовых колоний УВД Омской области, на должность старшего инспектора культурно-воспитательного отдела. Девять месяцев он служит в системе исполнения наказаний, пока не возвращается обратно в Омскую филармонию, но уже на сугубо гражданскую должность главного администратора. 

 

Михаил Цукерман возглавил Омский цирк в момент строительства нового здания в 1970 году. Директором цирка он проработал в нынешнем его здании с момента открытия в 1973 году и до самой кончины в 1995-м. 

 
В 1994г. Михаил Цукерман за заслуги перед народом, связанные с развитием российской государственности, достижениями в труде, науке, культуре, искусстве, укреплением дружбы и сотрудничества между народами награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. 

 
История сохранила для нас уникальные кадры фотохроники - Алексей Константиновский, сын знаменитой дрессировщицы тигров народной артисткой РСФСР Маргаритой Петровны Назаровой и Михаил Цукерман на прогулке по городу Омску у здания цирка. Цирковая традиция прогулки с тиграми в крови семьи «Королевы тигров», начинающая дрессировщица говорила: «Я их не боюсь, я им верю». Взрослых животных на прогулки в общественные места не выводят, уверял и успокаивал тогда омичей директор цирка. Хищник может весить больше 250-ти килограммов и даже опытный дрессировщик удержать его не в состоянии. Причём, боятся в цирке не сколько за поведение животных, сколько за реакцию людей, зачастую прохожие «зеваки» так и норовят подойти к хищнику поближе. За всю историю работы в цирке, а это больше 15-ти лет, никаких эксцессов не было - уверял Михаил Семенович, так тигренка прогуливал. Это было с нами в те годы, когда деревья были большими в эпоху СССР.

 
Михаил Цукерман, участник войны, директор омского цирка до конца своей жизни оставался спортивным болельщиком вместе с внуком и с радостью вспоминал годы, когда он играл в футбольной команде Дома пионеров им. Д.А.Булатова - первого секретаря обкома ВКП(б), старого большевика, который был инициатором создания областного Дома пионеров.


 
Имя Михаила Семеновича Цукермана золотыми буквами вписано в историю Великой отечественной войны и в историю омской культуры.
 
Омичам хорошо был известен не только Михаил Семенович, но и его родной брат Анатолий Семенович Цукерман, трудившийся в Театре музыкальной комедии в должности заместителя директора. 
 
 
Заслуженный артист России, легенда Омской сцены Владимир Миллер вспоминает: «Я никогда не видел человека, так преданного театру! Всю жизнь он был заместителем директора, но каким! Зам. по зрителю, зам. по снабжению, и все это один человек! Сейчас в театре, наверное, человека три выполняют эти функции, а он все делал один! Но как! Цукерман мог достать все, что нужно театру! И театр музыкальной комедии, и затем музыкальный театр всегда были в аншлагах благодаря Цукерману! А гастроли! Это же просто песня!
 
 
С Цукерманом театр на гастролях делал по два, три плана! Его любимый спектакль был «Баядера». Когда мы приезжали в очередной город – на автобусах, трамваях, на асфальте, на крышах домов – одним словом, везде была «Баядера»! Везде был успех благодаря и Анатолию Семеновичу! Это до мозга костей театральный человек! Он любил артистов, заботился о них! Когда я пришел в театр в 1974 году, именно он дал мне первое государственное жилье, пусть в бараке, но уже мое! Они с братом Михаилом Семеновичем внесли в культуру и искусство г. Омска огромную лепту. Два выдающихся деятеля культуры, две легенды! Теперь таких нет! Я счастлив, что на моем пути были Анатолий Семенович и Михаил Семенович!».
 
 
Воспоминания из дневника Нины Ивановны Рогачевой, легендарного билетного театрального кассира, ветерана Театра Музыкальной комедии, проработавшей в театре 59 лет: «Анатолий Семенович Цукерман, он умел любить, дружить, зажигать сердца людей, это был просто фантастический талант. Кроме того, он был хранителем истории театра, причём не только музыкального, но и Омского цирка и вообще всё, что касается театрально-циркового дела в Омске. Как-то так получилось, что не только на работе, но и в жизни мы были очень связаны. Театр должен быть уютным, так считал Анатолий Семенович и он был не просто уютным, а уютным по-домашнему. А как он готовил знаменитый форшмак! Невероятно вкусная. У него в театре всегда была работа, он любил говорить не работа, а служба. Работают в огороде. Театр всегда был нашим общим и счастливым домом. Иначе нельзя».
 
 
Нас разделяют небольшое расстояния и непростое время истории, наполненное неоднозначными событиями и яркими вехами, уникальными в истории развития цирка и театра музыкальной комедии в Омске, у нас много общего – два родных по крови человека, с одной фамилией Цукерман.  Люди в эпоху СССР, думали о малом и одновременно широко смотря в будущее развитие родных для них учреждений культуры, которым они подарили всю свою верность, любовь и даже творческую жизнь. Театр начинается с вешалки! А Цирк начинается с купеческого слова и богоугодного дела! Мы должны беречь и уважать наследие наших предшественников «людей цирка» и «людей театра», делать всё возможное и невозможное в сохранении цирковых и театральных традиций, все это зависит только от нас живущих здесь и сейчас.   
 
Автор Андрей Ахрамович
 
Материал подготовлен на основе информации  открытых источников

Афиша цирка

Каникулы

в нашем цирке

каникулы

Следите за новостями, чтобы не пропустить новую программу...